18:15 

По сути, этот дневник посвящен совсем не этому. И не тому. И не прочему. Несмотря на возникновение других записей, он создан был, чтобы поговорить об одном человеке, о котором я мало с кем могу поговорить. О котором я не должна была и не имела права говорить, посвящать ему хоть толику своего времени и своей любви, потому что надо было давно от него избавиться и жить спокойной жизнью, не мучиться самой да и ему не досаждать. Но это было бы неблагодарно. Он все-таки много для меня сделал. Например, мою жизнь в школе более сносной. И я не говорю про все остальное, достаточно уже этого. Он просто полюбил меня, понял, защитил. Переживал за меня, воспитывал. Теперь он говорит: "Спасибо, что не забываешь меня". Ты думаешь, я действительно могу забыть человека, который полюбил меня тогда, когда никто не любил? И пока я не встретила своего нынешнего мужа, кто помог мне продержаться? И как я смогла бы кому-нибудь поверить, образовать семью, если бы не ты?
Так что я возвращаюсь к старой, излюбленной теме, чтобы рассказать, а чем же все-таки закончилась эта эпопея. А она ничем до сих пор не закончилась. Хотя я могла бы ее закончить. Школа уже давно позади, впрочем, как и высшее образование, я замужем и счастлива, все у меня есть, как он и говорил на выпускном. Муж уже, вижу, хочет ребенка и сама чувствую, что мне пора в декрет.. Точнее... что значит "чувствую"? Когда это я начала "чувствовать"? Не буду обманываться: когда Т. С. сказал мне быстрее заводить детей! Каждый наш разговор с ним заканчивается одной и той же его нотацией насчет детей. Он хуже моей бабушки. Я вообще поражаюсь его озабоченностью моей личной жизнью. Такое впечатление, как будто ему самому легче от того, что я живу нормальной счастливой семейной жизнью.
И, может, именно поэтому он позволяет себе быть таким удивительно ласковым со мной. Это началось недавно. Хотя еще в прошлом году я начала замечать особую нежность в разговоре со мной. Я думала, его немного гложет чувство вины из-за моих профессиональных трудностей (он сам, в общем, говорил об этом). Но сейчас у меня все очень хорошо, даже слишком, и я всегда стараюсь напомнить ему об этом, но он продолжает поразительно (подозрительно?) ласково со мной разговаривать, говорит, что любит меня, что, пока я была его ученицей, он работал только ради меня... Конечно, можно списать эту откровенность на то, что разговаривали мы с ним в праздники. Уверена, он был немного навеселе. Но даже в любое другое время, по телефону, будет всегда при прощании: "люблю, целую" и мое уменьшительно-ласкательное имя.

URL
   

Достояние общественности

главная