Я стоял спиной к свету и лицом к тому, что было освещено, и лицо мое, повернутое к освещенным предметам, освещено не было.
(Августин Блаженный. "Исповедь").
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:45 

Я вас приветсвую

Я не претендую на то, чтобы вам понравится. Более того, я уверена в обратном.
И людей я не люблю.
Здравствуйте, в общем)).
Я пришла сюда, потому что мне так захотелось...

О да, я из тех, которых вы так не любите... Я новенькая.

15:29 

да называйте как хотите

Я нах улыбаться сюда пришла?! Лучше уж вообще без фотографии. Все. Не обсуждается.

19:26 

Диван

Чертова обломовщина... Глаза болят, шея, спина, руки, все на свете... А диван твердый, но от этого как будто легче. Лежу на спине, весь обзор - потолок белый, люстра старая, грязная да трещина. Приглядываюсь к ней и вижу, как она похожа на чей-то профиль. Сердитый мужской профиль. Ах, как я ненавижу такие дни! Смутная скука... Выебать бы в жопу эту трещину! Но у трещины нет жопы... У нее есть только профиль.

21:47 

Чтение книг - полезная вещь, но опасная, как динамит (Виктор Цой)

О, эти книги, гребаная, обожаемая мною завсимость! Ничтожество, придуманное человечеством... И никак мне от этого не избавиться, нет, никак... Что за странное смешение противоречий! Я читаю о любви – я люблю, я читаю о ненависти – я ненавижу. Чертова внушаемость!

Начиталась теперь всего, знаю же, что нельзя смешивать. Нельзя, как алкоголь. А вот теперь голова болит... Так мне и надо.

В пространстве ничего не ясно... Ориентировочно ничего не понять... Где моя трещина?!

Жесть.

22:49 

В метро

В метро сегодня ехала, и так тоскливо вдруг стало. Задумалась, когда стояла у белой черты на станции, совсем близко. Посмотрела на людей, стоящих рядом. Впереди, за чертой, такая худенькая, тоненькая спина. А этот, рядом, такой внушительный, огромный, думает, наверное, что всю жизнь можно прожить, повернувшись к ней спиной… как ко мне. Ах нет, возьму сейчас, и пошатну его устои! разом! Что стоит мне? Он от неожиданности вскрикнет, пошатнется, раскинет руки в стороны, лицо его примет глупое выражение непонимания, вдруг на короткий миг он испытает радость полета…
И я нагнулась посмотреть, как глубоко расположены рельсы, хотя видела неоднократно. Но сейчас они показались мне особенными: блестящими, словно только что отпалированными, гладкими, притягательными… И вдруг резко выпрямилась, оглянулась. Людей вокруг много, каждый думает о своем. А если… о том же, о чем и я? О Господи, почему ты не наделил меня хоть каким-либо литературным даром! Я бы могла описать невыразимый ужас, который сковал мою душу в тот момент. Как могу я быть уверена в том, что сзади меня стоит не убийца? Отскочила назад, побледнела, душно, жарко, стыдно…
Но вот грохот, ветер, как будто в воздухе запах дыма, сигарет, пороха… Что за чудное воображение! Обыкновенный сотав, голубые вагоны мчатся, но вот уже все медленнее, медленнее, останавливаясь…
Народ толпиться, набивается в кучку, ломится в двери, занимает места. Кто-то читает, кто-то спит, кто-то любопытным взглядом осматривает пассажиров. Не успел убийца. Досадно ему …

00:12 

мне никогда не было так больно...

Постоянная тупая головная боль. Боже, Боже, когда это закончится?! Я спрашиваю Тебя, Боже, за что ты мучишь меня этими болями?
И боль в спине... В шее и пояснице... Режущие боли в животе, сухость в глазах...
Я не могу больше. Сколько все это может продолжаться?!
Нет. Самое страшное, что я могу. Ведь живу же я. И еще проживу. И думать об этом даже страшно...
"Почему ты такая раздражительная?"
Да, мать вашу. Я раздражительная. Я злюка жуткая, ну так повестесь и не живите со мной! Не разговаривайте со мной! Не общайтесь! Неужели не понятно, что я этого хочу.
Единственный мой дневник, где я могу говорть, как я ненавижу. Какое счастье сказать это слово. Сколько угодно! Ненавижу! Ненавижу!!! НЕНАВИЖУ!

23:42 

Бутылка мартини за нежные поцелуи....

Я завела этот дневник под ником, которго ты не знаешь и не узнаешь никогда. Я почему-то не хочу расставаться с тобой, хотя в моей жизни еще не было молодого человека, которым бы я дорожила.
Через какое-то время я буду пить мартини со своей подругой, человеком, дороже которого в моей жизни нет. Мы редко видимся, так редко, что этот миг будет сладостен, к тому же эта бутылка... Не хочу говорить, какими путями она мне досталась, да что уж тут, я уже все сказала. Тебе никогда этого не понять, вот почему я вру тебе. Ты сам во всем виноват, это все твои глупые стереотипы.

23:56 

Все обошлось.

Ты ничего не увидел и так ничего и не понял. Ну и славно, мне этого хотелось. Все еще считаешь, что я тебя люблю, так будь же в счастливом неведении! Ты мне тоже очень нравишься))) Ты даришь мне цветы и подарки - это чудесно! Но не думаю, что я буду скучать по тебе, когда уеду.

22:43 

Разве я еще не говорила?..

Меня удивляет способность человека смеяться, когда за час до этого он, кажется, забыл, что это такое.
У вас когда-нибудь были друзья детства?
О нет, я вовсе не перескакиваю с одной темы на другую, потому как в моей ситуации это взаимосвязано.
У меня лично друзей детства никогда не было. Вместо этого я всегда представляла реальных существующих людей, которых по каким-либо причинам нет рядом. Мой любимый друг - один замечательный филолог, будем называть его просто сорокалетним мужчиной. Когда я ругалась с maman (она в очередной раз рыдала в истерике и называла меня по фамилии), он был рядом и разговаривал со мной. Я ему обьяснила всю ситуацию, и он сказал мне, что я была права.
И я смеялась.
Где мои таблетки?! Дайте мне хотя бы от головной боли и успокоительное...


17:16 

Зачем я так гуляю?! А мне просто нравится...

Я приехала в Крым на блуд. Бухаю сколько лезет, впрочем, какая разница, лезет-не лезет...
Мой парень, с которым я встречалась здесь, в Крыму, нашел себе другую девушку. Вот дурак, за три года давно бы уже пора...
Хотя я не собираюсь просто так сдаваться, он, конечно же, пожалеет. Тьфу черт, а может, и нет... Плевать он на меня хотел.
Да мне и так весело, право...

17:40 

"...Иначе зачем тебе быть?"

Ну вот, показуха не удается: кого угодно я могу обманывать, а себя не могу.
Кстати, очень рада, что снова подключила Интернет.
Прошо много времени, я переехала в другой район и вообще многое поменяла в жизни, была на тренинге личностного роста, стараюсь все тренировать себя да образовываться. Как хочется быть сильной!
Ладно, не буду отвлекаться на мелочи и детали, так еще труднее собраться с мыслями. А мне ох как нужно собраться! Иначе я не смогу прочитать свою книжку, а это...
Совсем недавно мне было грустно, и я испытывала нечто сродне разочарованию, когда поняла, что уже далеко не так фанатею от своего филолога. Странно! И как это могло быть! Теперь я, кажется, от него просто без ума, да ведь мне еще хуже! Чего же мне надо, чего же я хочу?
Иногда я представляю себе невозможные вещи и почти верю им. Но это глупо, право, глупо... Ничего подобного быть не может.
А не думать о нем я не могу. Если бы он сказал мне, попросил бы меня, я бы все бросила, из дому убежала, все мечты свои оставила!... Я понимаю, что это зеленый бред, что-то подростковое, Фрейд наверняка бы обьянил как-нибудь мудрено, понимаю, что говорю как беумно влюбленный человек, да в этом-то все и дело, потому что Я НЕ ВЛЮБЛЕНА. Это какое-то идолопоклонничество в самом деле! Самой противно... надо бороться, бороться, быть сильной,

...иначе зачем тебе быть?.

19:58 

Фу, я подросток... И когда это кончится?!

Литератор сегодня жжот, иначе не скажешь. Или жжгла я, что вернее. Мне иногда кажеся, что... уж и не знаю... Он так на меня смотрит...
Какой он чудесный человек! А какой отец! Он только и говорит, что о своей дочери. Умница, ничего не скажешь.
Мужская половина нашего класса не дает мне проходу. Мне даже срашно, что я в десятом...
Самое замечательное, что он это видел, я знаю, видел... Я презираю их всех, но добиваюсь уважения только для того, чтобы он видел, что я лучшая. Лучшая во всем. Самая первая. И чтобы он знал, чего я стою.
Вот дура...

21:13 

Привет Сартру)

Меня тошнит от одноклассников. Просто тошнит!!! Ненавижу их беготню за мной, просто ненавижу...
Каникулы. Ура, какая радость. И тут достают.
Пойду объедаться сладким...
Ну прямо как новеллы Сартра.




14:15 

Я еду его бросать...

Я должна его бросить. Должна. Пять минут назад я была счастлива от сознания того, как будет здорово, когда я его брошу, но теперь я успела поругаться с maman, которая обматерила меня, назвала неблагодарной тварью и опять упрекнула в том, что из-за меня живет в маленькой квартире.
Прости, мама, но я должна думать о себе. Просто должна. Мне жить дальше и учиться. И вот теперь я понимаю, что, бросив И., я отсанусь без помощи, то есть совсем одна. Выслушать и понять смогут все мои друзья, но у каждого из них свои проблемы, своя семья. Мне с моим братом мог помочь только он. Что я говорю: "мог"! Как будто уже его бросила. Если меня выгонят из дома, к кому я поеду? Боже, Боже...
Но и вместе с ним я быть не могу. Причины дурацкие, тупые, банальные, но я через силу заставляю себя разговаривать с ним, я не могу так больше...
Как мне совестно, как стыдно! Я не права, я знаю, что не права, но ничего не могу с собой поделать... Я не люблю его! А я ведь на все лады кричала, что в любовь не верю...
Я еду его бросать. Я должна решиться. Кажется, ничего в моей жизни не было труднее... Стакан_воды, кто будет давать тебе деньги?!
Все. Не начинай снова...

23:33 

Черт...

Я его бросила! Бросила!!! Мама чуть не убила... Сказали, что я дура... И Анюта тоже...
Прости, милый И., прости!!!!!!!!!!!!
Но я может быть вернусь к тебе...
Ну разве виновата я в том, что люблю другого человека, ну люблю!

19:09 

Продолжаю изливать душу

Так, все прошлое я сказала сгоряча, к тому же на хмельную голову. Никого я не люблю, эгоистка ну просто от изящных туфель до кончиков сосков.
Хотя одно правда: я все-таки к нему вернулась. На моих условиях. Звонить через день, видется не чаще, чем раз в две недели, и то ненадолго, "милой", "любимой", а уж тем более "сладкой" не называть, только по имени, на вопросы "почему?", "зачем?" я не отвечаю, количество смс сокращается в два раза. Пополнение телефонного счета и проч. мелкие расходы обязательно оплачиваются.
Но теперь он меня еще больше бесит. Видеть его не могу, слышать его голос не могу, просто БЕСИТ! Я знаю, я не права и веду себя как последняя стерва. Да ведь я же не такая, правда!!! Не поверите, чуть раньше я не могла сказать парню, который только что признался мне в любви, что не люблю его. Мне было больно и жалко...
Да он сам рад и счастлив, что я с ним, даже и таким образом. Его никто не держит. Для него пополнять мне счет на телефоне - чистое удовольствие, ведь таким образом я просто вынуждена отвечать ему на смс. Так что и я понесла неким образом урон...

Ну что я могу поделать? Бесит он меня! Ненавижу! И зачем я все это продолжила? Maman хочет, чтобы у меня не сложилась такая жизнь, как у нее и говорит, что я бешусь с жиру и еще в жизни мало говна ела. Может, оно и так, я не спорю. Но почему бы ему не попытаться понять меня? Если бы он внимательней читал мои стихи, и мой дневник на другом сайте, который я вела, когда мы еще не встречались, - сколько всего он бы понял! Я же предупреждала его...
Где мне найти человека, умного, знающего, намного старше меня, образцового во всем: поведении, поступках, словах... Чтобы я могла идти за ним и развиваться дальше, а не чтобы тащила за собой всяких слюнявых романтиков (идеальные отношения в литературе: Ольга и Штольц:) ). Чтобы не нужно было ничего ему обьяснять, как, например, моей милой подруге К. или... или ему? Опять?! Литератору?! Ну ведь серьезно, есть же такие люди, ну почему мне попадаются неспособные ничего достичь в жизни идеалисты! Хотя я тоже по-своему идеалист, но я независима и целеустремленна. А. говорит, что я слишком много думаю о деньгах, мать тоже, но откуда они могут знать, что я не готова сама отдать все, лишь бы встретить такого человека, хотя бы отдаленно напоминающего его? Да и если бы я была настолько приземленной, делала бы я такие успехи в литературе? А вы говорите...
Просто я хочу хоть как-то пробиться в этой жизни, а не пресмыкаться все время перед теми, у кого есть деньги. Мне противно, мне тошно. Я не хочу ни от кого зависеть и хочу заниматься любимым делом. Почему никто не может этого понять?! Я люблю искусство, я хочу посвятить этому жизнь. Я так рада, что сьездила недавно в Третьяковскую галерею и была там одна. Вот если бы он был со мной, он бы ничего не понял...

19:41 

Сама не ожидала

Боже, Боже, Боже! Вот и пожалуйста, дождалась: попала к школьному психологу. Ну не идиотка ли!..
Так вот. Вчера. В столовой. Смеялась. А потом - бац! Слезы так и хлынули, все это превратилось в жуткую истерику. Сорвалась, сорвалась... Эта зима... Она меня добила. Добила. И проблемы с предметами, слишком высокая планка и слишком сильное самолюбие. Директриса... жена его... подошла ко мне. Стала свидетелем. Все спрашивала, что случилось. Я сказала, отчим пьет. Это правда. Так страшно было вчера, когда мама злилась, а он был пьян, так страшно...
Он знает, она рассказала ему об истерике. Интересно, что же он подумал? Презрение? Или посмеялся?
А тест по Юнгу показал, что я влюблена...

21:41 

Меня пугает образовавшийся внутри меня синтез чужих мыслей. Неужели я теряю себя?..

Ложь... Нет, не хочу говорить общее место но и противоположное общее место употреблять не в моих привычках. Я просто запуталась в себе, в своих мыслях, поступках. Когда я разговариваю с моей милой Н. при нем, причем делаю это преувеличенно громко, то и дело бросая на него косвенные взгляды, - что это: я специально хочу, чтобы он это услышал или просто слишком эмоционально выражаю свою точку зрения и смотрю в его сторону только лишь затем, что мне нравится на него смореть?
Когда случилась истерика в столовой, я то и дело оглядывалась назад, чтобы посмотреть, где С.Н. Зачем? Я боялась, что она меня увидит или наоборот, желала, чтобы это произошло? Я стараюсь объективно оценивать себя и как отдельно взятую личность, и как часть общества. Не лгать себе во всяком случае. Но тут я просто совершенно растерялась... Что же мне теперь, начать изучать себя, как я изучала множество других людей, не изнутри, а как бы со стороны? Обращать внимание на свои жесты? Взгляды? Даже слова? И притом именно в тот момент не контролировать их, а дать волю своему подсознанию, ведь именно оно диктует мое поведение, может обьяснить мои ощущения.
Когда мой потенциальный ухажер П. еще до своих излияний пытался с напускной небрежностью высказать мысль, что, мол, любви не существует (избитая, совершенно не интересующая меня мысль, которая входит в моду уже Бог знает по какому кругу, которая была в новинку ещетогда, когда нас с ним, как говорят, даже в проекте не было), он лукавил, то есть лгал.
Когда в Смоленске одна моя одноклассница замозабвенно фантазировала о своей умершей бабушке, какой-то мистике (и это мне-то!), пропаже большой суммы денег в ее доме, она тоже лгала.
А я? Я всегда была на стороне правды, принципиально даже. Но теперь все эти принципы терпят крах, потому что бороться не за что. Правда-то она может и есть, только это все опять философия, а меня от дурацких теорий уже тошнит (послушали бы вы, что говорят мои сверстники! как они умничают!). Мне нужно понять, как много во мне позерства, показной вычурности. Но ведь вычурность, наравне с декадентскими элементами, - важнейшая деталь моего стиля: одежды, письма (почерка и стиля), творчества. А вот говорить сколько-нибудь красиво я боюсь. Боюсь, как бы не приняли красивые обороты за фразерство, книжное ударение за некоторое хвастовство своей грамотностью. Так чего во мне больше: честолюбия, "рисовательства" или простого желания вырваться из этого окружения, сами идеи которого и образ жизни неприемлемы для меня. В то же время боязнь быть непонятой...
То, что мой "благоверный" говорит о прогрессе, добре и зле, Советском Союзе, современной рок-музыке, литературе, наконец, - все это я называю бредом, потому что в этих вещах да и вообще в чем-бы то ни было он не смыслит. Но тут же передо мной встает вопрос: а я смыслю в этом что-нибудь? Кто дает мне право судить? Что это еще за раскольнические теории? Вот! Снова теории! И у меня они есть! Ненавижу!!! Ну какой из меня философ?!
И еще: когда я говорю, что люблю клубнику, я говорю правду. Потому что я действитльно люблю клубнику. Но когда я говорю, что когда дети плачут, мне их жалко, я вру. Потому что мне их вовсе не жалко. Мне страшно становится. За себя страшно. Это эгоистично. Но это правда. Хотя... нет, это тоже чужая мысль. Мысль моей К., которая просто показалась мне интересной. Видите, как я запуталась...
И когда я говорю, что Обломова осуждать нельзя, я не знаю, говорю ли я свое мнение или выражаю чужое, т. е. то, которое где-то прочитала/услышала. А выдавать чужое мнение за свое уже ложь. И я теперь не могу разобраться, где мое мнение, а где чужое. И в этом, мне кажется, заключается мой основной внутренний конфликт. Знаете, это в некотором роде даже смешно: разбираю себя словно героя произведения русской классики!
Теперь я поняла, почему мне так нравится Н. В ней нет всего того, что есть у меня: самолюбия, честолюбия, самонадеянности, а есть простота, естественность. А я уж и не знаю, является ли мой поступок (какой ни возьми) следствием естественного желания его совершить, а не продиктован ли он чем-то извне? Т. е., опять-таки, не мною? Например, почему я говорю "maman" и "et cetera", на французский манер, как говорили в XIX веке? В силу подражания. А подражание - это уже не я, получается, что снова ложь!

А вся моя эта запись - сплошные философские рассуждения! Снова противоречие самой себе! Вот до чего я договорилась!...
Как я замучилась...

20:44 

Дайте папочку...

Своему любимому сорокалетнему мужчине я любовно дала тайное прозвище: Гуми Гуми (уменьшительно-ласкательное от Гумберт Гумберт). Это моей К. пришла в голову такая идея, но мне она показалась по вкусу.
Я так и не поняла, знает ли он о моем срыве. Хотя, признаться, теперь я думаю об этом чисто механически, по привычке. Меня уже не волнует это по-настоящему. Я думаю, мнение обо мне у него уже сложилось, и только что-то уж совсем из ряда вон выходящее может его изменить.
Сегодня мне очень понравились наши уроки. Мы мало смеялись, и я отвечала далеко не блестяще, но все было так просто, и мило, и естественно. Мы заговорили о моей олимпиаде по русскому языку, я достала задания (благо что носила их с собой каждый день, сама не зная зачем) и мы обсуждали их две перемены, одна из которых была большая. Он предложил мне сесть за одну парту, и мы сидели рядом, мне легко говорилось, и он смотрел на меня. Обычно, когда я пытаюсь заговорить с ним на переменах, он отвечает, но делает это не отнимая головы от своих бумаг, писанин и прочего. А тут было так здорово... И никакого "особенного" взгляда я не увидела, так что моя фантазия не смогла особо разгуляться. Правда, смотреть друг другу в глаза по-прежнему трудно, я отвожу взгляд, но это временно. Начало уже положено, мне легче с ним разговаритвать, так что, мне кажется, все устаканится.
И на третьей перемене болтали немножко. Об отвлеченных предметах. Так, о мелочах.
Какой он все-таки чуткий, глубокий, душевный человек. И то, что он прячется под цинизмом, особенно прятался в начале, так мило. А иногда он говорит так наивно, что мне хочется плакать от умиления, какой-то светлой и неосознанной любви. Любви возвышенной, всеобщей. Ко всем. Даже зиму легче переносить... Я рада, что есть человек, который будит во мне именно такие чувства. Никто другой сделать этого не смог. Я погрязла в этой жизни, жизни, где нужно терпеть унижения только потому, что иначе не на что будет существовать, где душит несправедливость, где не понимаешь, когда говоришь ложь, а когда - правду. Противно. Все как сплошной туннель, и где-то вдали свет, яркий, но такой далекий, такой недоступный...
Однако что-то я разнежничалась. Я просто хотела сказать, что он замечательный отец, что любит он свою дочь так, как никто своих детей, наверно, не любит. Меня во всяком случае никто так не любил... Я почти плачу, печатая эти строки, но мне бы так хотелось, чтобы кто-то точно так же переживал по поводу единственного моего взгляда, единственного моего слова. Папочка, ну где ты? Зачем все так? И куда это приведет? И кто виноват? И что теперь делать? И... кому я нужна? Илюше ли? Моим ли друзьям? Может быть, да. Но вот только я ни в ком не нуждаюсь, за исключением, пожалуй, двух-трех человек...
А вот отец - он навсегда...
Так далек Гуми от всего того, где я. Он живет в таком мире, где места для меня нет. И не потому вовсе, что я там лишняя или чужая, а потому, что я, со своим образом мышления, своими жизненными позициями, ориентирами, буду нелепо смотреться в нем, как некрасивое грязное пятно от малинового варенья на белоснежной скатерти...
Нет, не создана я ни для чего подобного. Я "лишний человек", места среди света мне нет, а в этой тьме жить я устала, запуталась. Страшно там жить и надоело несказанно. Но рожденный ползать летать не может. Как у Лермонтова: "Я уверен лишь в одном: что в один ужасный вечер я имел несчастье родиться на свет".
Однако это снова лирика. Снова потратила время на бессмысленные записи, снова ничего не сделала из уроков, но заставить себя их делать я не могу. Я все время сбиваюсь, думаю о всякой ерунде, о великом и ничтожном, разрабатываю эти теории. Вот почему я люблю литературу. Потому что можно дать волю своим мыслям, чтобы успокоиться наконец.
Да! Я вспомнила: недавно мне приходила в голову мысль: так кого я все-таки люблю больше, Гуми или литературу? И пришла к выводу, что все-таки литературу. Эта мысль даже обрадовала меня. Это еще больше как будто подтверждает мою чистую любовь к Т.С.
Что-то совсем затосковала я сегодня. Это все Базаров, все он, сволочь. Какое сильное впечатление произвела на меня эта фраза: "...А я думаю: я вот лежу здесь под стогом... Узенькое местечко, которое я занимаю, до того крохотно в сравнеии с остальным пространством, где меня нет и где дела до меня нет; и часть времени, которую мне удается прожить, так ничтожна перед вечностью, где меня не было и не будет..."
И еще я поняла очень важную для меня вещь: я люблю своего брата. И жалко мне его, и страшно, но и люблю я его по-своему. Хоть и эгоитска я, хоть и себялюбива, хоть и тоже прячусь, а все-таки... Так самые грешные, низкие люди могут любить святой идеал, понимая, впрочем, как несопоставима их любовь. Так зацикленный на своем аристократизме Павел Петрович любил простую Фенечку, и все же убедил своего брата жениться на ней.
Плохо мне. От чего я страдаю? Чего не хватает мне? Света... жизни... любви. И все? нет, кажется, не все. Я не знаю, что происходит, но хочется надеяться, что дело не только в одном подростковом возрасте.
Все... все. Никак не могу остановиться. Чувствую себя Дарьей Донцовой, пишущей свои бесконечные романы.
Хватит. Ухожу.

20:02 

Хочу сказать "прости"...

Как у меня болит голова! И как я хочу спать, кто бы знал!.. Просто хочу спать... А мне нужно делать геометрию, исправлять ее как-то, учить все это. Нет, это невозможно... Такой депрессии у меня не было никогда.
А вчера... я плакала четыре часа подряд. После того, как закончила запись в дневнике. Все началось с того, что мама сказала что-то, и мне захотелось ее поддержать, я подошла и... погладила ее по плечу, поцеловала в ткань свитера, и волосяные нити попали мне в рот. Я не делала так очень давно. Я с самого детства не могла сказать ей, что я люблю ее. И в этот раз я тоже не смогла этого сказать. Но хотя бы поцеловать... обнять вот так...
Она удивилась моему поступку, спросила, что со мной, и я не удержалась и снова расплакалась. И она утешала меня... Видно, она все-таки меня любит... Мама... мама... Сколько времени я потеряла... Прости...
Глаза болят от слез, жжение страшное. А я и наслаждаюсь им... Я так долго была не права... Ведь она же совсем одна... Совсем. Даже я не настолько одинока.
Я ненавижу себя. Я презираю себя.
Мне нужно сходить в церковь, что ли... Так посоветовала психолог. Ведь действительно...
Вот-вот, мне хочется к свету. Тьма эта душит, жить в ней не могу больше и не хочу.

Достояние общественности

главная